Назад
Мой дед освобождал Европу
Иван Григорьевич Павлюкович

В каждой семье осталась своя память о войне, потому что были свидетели тех страшных лет. Был такой свидетель и непосредственный участник войны и в нашей семье. Это мой дед Павлюкович Иван Григорьевич. Он родился 16 апреля 1909 года в обычной крестьянской семье в деревне Веремеевцы Ивановского района Брестской области. Сейчас ее уже нет на современной карте – она с течением времени соединилась с соседней деревней Сычево и вошла в ее состав. С 1920 по 1939 год эта местность была в составе Польши, относилась к Дрогичинскому повету Полесского воеводства. Многие крестьяне из этой местности тогда ездили на заработки в Америку. В середине двадцатых годов отец моего деда побывал на заработках в Америке и после возвращения купил троим своим сыновьям немного земли возле деревни Осовцы Дрогичинского района. Дед переехал вместе с родителями в Осовцы, где и прожил всю свою жизнь. До войны он женился на местной девушке Ганне. В довоенной Польше была распространена хуторская система, и они с женой проживали на хуторе недалеко от деревни. В семье было двое детей: Пётр и Нина. Как вспоминал дед, приходилось много работать на своем хозяйстве, но голодными они никогда не были. Сентябрь 1939 года принес крутые перемены сельчанам – установилась новая власть, Дрогичинщина вошла в состав БССР, и началась жизнь в новом государстве.

Прошло меньше двух лет, и снова власть поменялась – начавшаяся война с Германией принесла с собой немецкую оккупацию. Нельзя сказать, что война началась неожиданно, слухи и разные разговоры в то время ходили среди населения. По Днепровско-Бугскому каналу, который находится здесь недалеко, до последнего дня плыли в сторону Бреста баржи, груженые рудой и зерном для Германии, с которой был подписан Договор о ненападении. Мужиков из Осовец привлекали к строительству аэродрома, оборонительных сооружений возле Бреста. А в Бресте польские железнодорожники открыто говорили, что немцы накапливают войска возле границы, и скоро начнется война.

Дед вспоминал, что день 22 июня 1941 года выдался очень теплым и солнечным. С самого утра начали летать самолеты. Но самолетов было необычно много, и люди предполагали, что это идут учения возле Бреста. После обеда в сельсовет прибыл посыльный из Дрогичина, и от него уже все узнали, что началась война с Германией. Никто не думал тогда, что она продлится почти четыре года – ведь тогда была идеологическая установка, что если враг на нас нападет, то мы разобьем его на чужой территории. Действительность оказалась совсем не такой, какой представлялась до войны.

После героических боев на границе наши войска стали отступать. 24 июня немцы подошли к райцентру Дрогичин, который оборонял дислоцировавшийся здесь до войны 20-й отдельный мотоциклетный полк под командованием майора Ивана Плевако. После боя на западной окраине города красноармейцы отошли в сторону Пинска на другую линию обороны возле деревни Заплесье и здесь приняли бой. На четвертый день войны, 25 июня 1941 года немцы вошли в Дрогичин. Районный военкомат не успел призвать военнообязанных, и все они остались в тылу врага. На целых три года Дрогичинщина оказалась в оккупации. Это были тяжелые годы для местного населения, когда надо было выжить самому и спасти своих детей. Немецкие власти с первых дней оккупации вывесили свои приказы, за невыполнение которых полагалось только одно наказание – расстрел. Особенно страшной была немецкая блокада в декабре 1943 года, во время которой расстреляли много местных жителей и сожгли их дома. Спасительными стали леса и болота, в которых прятались жители. Дед тоже переждал блокаду в труднодоступном болоте.

14 января 1945 года началась Варшавско-Познанская операция, в ходе которой 17 января была освобождена Варшава. В этот же день 120-й и 117-й полки дивизии отразили попытку прорыва 25-й немецкой танковой дивизии через переправу на реке Пилица. 23 февраля 1945 года 8-й гвардейской армией В. Чуйкова был освобожден польский город Познань – крупный узел железнодорожных и шоссейных дорог. Немцы превратили этот город в укрепленную крепость. Противник основательно подготовился к обороне: вокруг города были противотанковые рвы, оборудованы огневые точки, минные поля. Около месяца немцы удерживали Познань. Мой дед Иван был автоматчиком, участвовал в боях. Дед вспоминал, что везде шли кровопролитные бои за каждый дом, были большие потери. В боях за Познань дед был ранен. От взрыва мины у него осколками была посечена вся спина, и они выходили из тела еще долго после войны. После лечения он вернулся в строй в свою часть.

25 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция. Гвардейцы 39-й Барвенковской дивизии под началом гвардии полковника Ефима Марченко приняли участие в прорыве немецких позиций на Зееловских высотах и штурме Берлина. Внутренний рубеж обороны Берлина на участке 39-й дивизии проходил по каналу Тельтов, за которым находился аэродром Темпельгоф – важнейший пункт обороны Берлина. Под ураганным огнем противника канал форсировали воины 117-го полка и атаковали аэродром, но были прижаты к земле шквальным огнем немцев. Бойцов в атаку повел командир полка гвардии полковник Е. Гриценко и был убит в бою, но аэродром с ангарами и узлами связи был взят. Бои за германскую столицу шли днем и ночью. Гитлеровцы в осажденном городе обороняли каждый дом, но ничто уже не могло остановить советские войска. Шаг за шагом бойцы захватывали новые кварталы города. На исключительно упорный и кровопролитный характер боев указывает то, что в этот период погибли три командира 117-го полка. В боях за Берлин применялись штурмовые группы по 50–60 человек. Танки и артиллерия делали бреши в стенах зданий, уничтожали огневые точки на чердаках. Штурмовые группы зачищали дома от засевших там гитлеровцев, освобождали путь наступавшим войскам. Мой дед в составе 117-го гвардейского полка принял участие в штурме Берлина и там встретил День Победы.

О войне дед нечасто рассказывал, но иногда, по случаю, вспоминал отдельные интересные эпизоды боев. Мне запомнилось, как дед Иван часто вспоминал один бой. Это было во время ожесточенных уличных боев в Берлине. Их полк наступал в направлении зоопарка, где в то время располагался в бункере командный пункт командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга. Все близлежащие к зоопарку здания немцы оборудовали под пункты обороны, из которых простреливались ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем все улицы. Взводу была поставлена задача захватить дома на другой стороне городской площади. Там засели немцы и не давали возможности подняться в атаку: вся площадь простреливалась пулеметами, а в доме оборудовал позицию снайпер. Чтобы избежать больших потерь, нужно было перебежать через площадь к зданию по открытому месту и уничтожить пулеметные гнезда. Под прикрытием огня побежал один боец с гранатами, но он не успел пересечь улицу – снайпер убил его. Второй солдат тоже не смог добежать и упал убитым. Тогда командир спросил, кто будет добровольцем. Один боец вызвался пробежать этот небольшой, но опасный путь.

Солдаты открыли огонь по зданию, а этот боец побежал через площадь. Наученный горьким опытом, он догадался бежать не по прямой линии, а зигзагом – бросаясь со стороны в сторону. Это спасло ему жизнь. Солдат был ранен, но добежал до здания и забросил гранаты в пулеметные гнезда и тем самым открыл путь к наступлению своим товарищам. Они бросились в атаку и взяли это здание. Этот солдат остался жив и был награжден за свой подвиг. К сожалению, дед не запомнил имя этого смелого и находчивого солдата. 30 апреля после артиллерийской подготовки стремительной атакой 117-й и 112-й полки дивизии начали наступление на зоопарк и штурмом овладели укреплениями врага и выбили немцев из бункеров. Генерал Вейдлинг со штабом вынужден был перейти на другой командный пункт. Вот из таких геройских эпизодов и ковалась победа над врагом.

Награды И. Г. Павлюковича

Дед вспоминал, что на фронте особенно ценилась махорка. Бойцам ее выдавали, но заядлым курильщикам пайка не хватало и они старались найти ее где могли. Курящие солдаты за махорку отдавали некурящим свои продукты питания: хлеб, сахар или тушенку.

Страницы наградного листа 39-й стрелковой Барвенковской дивизии о вручении медали «За взятие Берлина»

Моему деду посчастливилось остаться живым на этой страшной войне. Судьба оказалась к нему благосклонной: он участвовал во многих кровопролитных боях на передовой, но уцелел в этой кровавой схватке с врагом. Многие его товарищи не вернулись домой – навсегда остались лежать в чужой земле, в освобожденной ими Европе. Не все фронтовики из деревни Осовцы, воевавшие в 39-й стрелковой Барвенковской дивизии, вернулись домой. В боях многие из осовлян получили ранения, погибли Р. Ю. Подлужный, С. С. Волос, М.А. Чурило, Н.К. Гриневич, А.П. Примак, пропал без вести К. А. Шрамук. Подвиги осовлян на войне отмечены орденами и медалями. За боевые действия на фронте Иван Григорьевич Павлюкович был награжден медалями: «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Эти награды, как величайшая реликвия, сейчас бережно хранятся в семейном архиве дочери Валентины, родившейся уже после войны. После окончания войны некоторое время дед продолжал нести службу в Красной Армии, а после демобилизации, в декабре 1945 года вернулся в родной дом, где его с радостью встретила семья. В послевоенные годы мой дед до выхода на пенсию работал в колхозе имени ХХ съезда КПСС.

Идет, не останавливаясь, время, меняются поколения. Каждый год накануне праздников мы вспоминаем о событиях той войны и чествуем ее участников. Их воспоминания и есть настоящая правда о войне, которую они видели не в фильмах, а окопах, атаках и кровопролитных боях. Их свидетельства нужно сохранить для последующих поколений. Ивана Григорьевича, как и многих других ветеранов, уже давно нет в живых, но наша семья помнит о нем. Он внес свой вклад в освобождение Европы от фашизма. Хочется, чтобы молодое поколение знало и помнило о своих корнях, не забывало о прошлом. Мы должны не только знать прошлое, но и извлекать из него уроки – уроки мужества и стойкости.

Александр Павлюкович (г.Минск)